Школа танца Лилии Сафиной

[ сентябрь 2003 ]   Журнал "Крыша Мира":

Журнал Крыша Мира. Вряд ли сегодня можно удивить Москву каким-либо танцевальным коллективом, пусть даже самым экзотическим. Сплошь и рядом пляшут на сценах клубов и Дворцов культуры мамбу и румбу, аргентинское танго и ирландский степ. А не так давно появились студии, обучающие фламенко. Причем каждый преподаватель, принимающий учеников, убеждает их в том, что только у него можно постичь самую суть этого очень сложного и красивейшего танца. Два года назад состоялся первый Московский фестиваль испанской культуры, посвященный дню рождения Гарсиа Лорки. Почти целиком фестиваль был отдан искусству фламенко. Он, как и последующий, показал наконец организаторам и публике, кто на самом деле воплощает на сценических подмостках подлинный дух пламенного, страстного фламенко. Одним из коллективов, рискнувших выйти из репетиционного класса под яркие софиты фестиваля, стал уже известный в Москве «Costa Del Flamenko» Лилии Сафиной. Но прежде чем обрести форму и название, руководителю и создателю этого увлеченного испанскими ритмами сообщества пришлось пройти долгий путь исканий.

***

А началось все много лет назад в Минске. Лиля, учась в старших классах, вдруг неожиданно для всех окунулась в стихию танца. Она пыталась научиться всему, что давали тогда в балетных студиях столицы Белоруссии. И когда в 1976 году из Москвы приехал хореограф Синкеев, чтобы набрать артистов в Модерн-балет, решительно устремилась навстречу своей судьбе. В конкурсе в основном принимали участие люди, профессионально занимающиеся балетом. Лиле же к тому времени исполнилось уже 18 лет, у нее не было серьезной хореографической подготовки. Но все-таки в числе немногих Лиля проходит отборочный тур. Наверное, в этой худенькой большеглазой девушке балетмейстер смог увидеть тот внутренний огонь и упорство, которые при почти равных способностях дают шанс из любителя стать профессионалом. Так случилось, что Модерн-балет вскоре распался, но Лилю уже ничто не могло остановить. Она приезжает в Москву, переводится на заочное отделение Минского института культуры и пытается найти применение своим силам. Первое, что подворачивается под руку, — балет в цирке. Она считает это временным занятием, но увлекается интересной программой, созданной по поэме А. Пушкина «Руслан и Людмила», где каждый танцор не просто изображает море или придворных в царском дворце, но обязательно играет какую-то роль.

А потом происходит ее встреча с известным мимом Анатолием Елизаровым, который дружит с Марселем Марсо и мечтает создать театр драматической пластики. Она тоже увлекается этой идеей и принимает участие в поставленных им спектаклях в его театре «Зеркало». Одновременно преподает движения в студенческом агиттеатре МЭИ, ведет занятия по зарождающейся тогда аэробике. Ее приглашают в ГИТИС и ВМЭИ (Всесоюзную мастерскую эстрадного искусства), в театр костюма «Данс-модель» и модельное агентство, в детский театр на льду, коллектив Елены Камбуровой и детский театр моды. И везде она дает уроки пластики и движения, чтобы каждый ее ученик мог свободно пользоваться техникой, уже не думая о ней. Чтобы на эту свободу можно было накладывать актерские номера, идущие от состояния исполнителя, от его ощущений и эмоций. Растяжки, упражнения на равновесие, укрепление стопы, умение чувствовать и владеть каждой точкой своего тела — все это приобреталось Лилей Сафи-ной годами упорного труда и складывалось в собственную систему обучения, что позволит ей потом заниматься любыми видами танца: модерном, степом и, наконец, фламенко.

Последним на пути к этому чуду испанской народной хореографии был мимтеатр «Ширма», в который объединились две пары танцоров. Это было нечто вроде драматической клоунады. Спектакли проходили почти без слов, в них использовались маски, а вес предметы как будто превращались в живые существа: они действовали, с ними общались. Театр много гастролировал, был на фестивалях в Берлине и Польше. Но, когда через несколько лет труппа распалась (один из участников уехал в Германию, а остальные пошли по линии шоу и эстрады), Лиля организовала вместе со знакомой танцовщицей Валей Устиновой собственную студию, где они стали заниматься творческими изысканиями, создавая импровизационные номера и выступая с ними на разных площадках Москвы. Именно там и появились у Сафиной первые ученики, пришедшие, чтобы познакомиться с экзотическим Фламенко. Поначалу было много желающих. Эти занятия требовали от учениц не только музыкальности и пластичности, но и терпения и упорства, поэтому отобрали самых стойких. Они-то и приходили к Лиле в течение нескольких лет на репетиции по два-три раза в неделю, ездили с ней в Испанию на фестивали и мастер-классы и, наконец, вошли в основной состав ансамбля «Costa Del Flamenko». В переводе с испанского это означает — Берег Фламенко. До него «доплыли» пока 13 человек самых разных профессий. Среди них — музыкант и педагог, менеджер и балерина, биолог, переводчица, журналистка... Но ни они, ни Лиля и не думали даже, впервые собираясь вместе, что когда-нибудь им случится выступать на московских сценах, получая в награду цветы и аплодисменты. Просто ей хотелось передать, а им хоть чуть-чуть воспринять этот потрясающий по красоте танец, в котором заложена мудрость и философия целого народа, горячего и темпераментного, умеющего плакать, смеяться и жить, рождая в страстном порыве души яркие мелодии и незабываемые ритмы.

Сначала они выступили только для «своих», но успех был настолько явным, что пришлось организовывать концерты еще и еще раз, отдавая на первых порах одно отделение то аргентинскому танго, то ирландскому степу, из боязни, что не смогут удержать внимание публики в течение всего вечера. Да и номеров на сольное выступление пока еще не хватало.

Но постепенно появлялась своя манера исполнения, уходящая корнями в чистое фламенко, как принято говорить «Пуро-Фламенко». в котором обязательно присутствует сольный танец. В ансамбле Сафиной оказалось несколько прекрасно двигающихся и освоивших технику фламенко девушек, с которыми вполне можно было ставить сценический вариант этого испанского танца, тот самый, что они видели на фестивалях в Испании, где на подмостках разыгрывают целые спектакли, созданные средствами фламенко.

Некоторые танцовщицы ансамбля могли уже помимо определенной манеры, усвоенной на занятиях с Лилей, проявить на сцене и свою индивидуальность, а кому-то оказались под силу и актерские задачи, танец получался неповторимым. И без того довольно яркое зрелище расцвечивалось разными красками, ведь с тех пор, как ансамбль стал часто выступать, все деньги от билетов тратились только на новые костюмы, смена которых во время концертов производила сильное впечатление.

Массовые танцы, конечно же, придумывает для всех Лиля, исходя из творческих возможностей и характера каждой актрисы. А вот сольные номера готовятся во время мастер-классов с испанскими мастерами, исходя из фантазии самой девушки, взявшей на себя смелость выйти одной на сцену. И совсем не потому, что руководитель ансамбля не хочет ставить сольные номера. У нее все еще не хватает времени на индивидуальные репетиции, хотя она давно уже отказалась от всякой другой работы, целиком посвятив себя любимому танцу.

«Настоящее фламенко, которое я знаю и чувствую, требует очень много сил и энергии, — говорит Лилия Са-фина. — Оно захватывает тебя полностью, и, только видя перспективу, тот самый берег, к которому мы так стремимся, можно жить и работать дальше. У меня есть идея: отвергнуть все предыдущие номера и создать со своим коллективом спектакль. Чтобы это был интересный сюжет и сочные актерские работы, сделанные на основе фламенко. Думаю, что создавать мы его будем вместе с режиссером Сашей Марченко — моим давним знакомым, с которым я когда-то работала. Наверное, тогда нас и можно будет по праву назвать театром».

Школа фламенко Лилии Сафиной - новый набор




Билеты на шоу фламенко Билеты на шоу фламенко Билеты на шоу фламенко





 



Мы в контакте    Мы на Facebook    Мы в Instagram    Мы в Google+    Канал на Youtube








Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Гость